Плиний Младший

Нет более справедливого дохода, чем тот, который принесут земля, небо, год.
Если ты рассчитываешь на потомков, то для них недоделанное - то же самое, что не начатое.
Преданность негодяев так же ненадежна, как они сами.
Общепринято приписывать вину правдивость.
Змеи змей не кусают.
Кротость особенно похвальна тогда, когда причина гнева вполне справедлива.
Беда часто делает людей остроумными.
Важно не звание человека, а его дело.
Некоторых охватывает такая страсть к наживе, что они больше находятся под властью своего имущества, чем сами владеют им.
Постараемся же, пока нам дана жизнь, чтобы смерти досталось как можно меньше того, что она сможет уничтожить.
Так уж устроено природой: ничто не усиливает любовь к человеку, как страх его лишиться.
Величайшая радость в жизни человека - быть любимым, но не меньшая - самому любить.
Есть некоторое наслаждение и в печали, особенное, если ты выплачешься на груди у друга, который готов или похвалить твои слезы, или извинить их.
Привычка к одним и тем же занятиям вырабатывает умение, но не развивает способностей, внушает не уверенность в себе, но самодовольство.
Тот истинно благороден, кто легко прощает заблуждения людей и в то же время так боится сделать что-нибудь дурное, как будто он никогда никого не прощал.
Те, кто думают о будущих поколениях и хотят жить в своих произведениях, умирают всегда преждевременно, потому что смерть всегда обрывает у них что-то начатое.
Неблагодарное дело - услуга, если за нее требуют благодарность.
Людей охватила такая страсть к наживе, что, по-видимому, они больше находятся под властью своего имущества, чем сами владеют им.
Плохо, если власть испытывает свою силу на оскорблениях; плохо, если почтение приобретается ужасом; любовью гораздо скорее, чем страхом, добьешься того, чего хочешь.
Как в человеке, так и в государстве тяжелее всего болезнь, начинающаяся с головы.
Считаю крайней глупостью выбирать для подражания не самое лучшее.
Загляни в собственную душу.
О тех, кто сам призвал смерть, горюешь неисцелимо, ибо веришь, что они могли еще долго жить.
Смерть тех, кто творит бессмертные дела, всегда преждевременна.
История не должна переступать пределов истины, и для честных поступков достаточно одной истины.
История пишется для установления строгой истины.
Книги надо не прочитывать, но читать и перечитывать.
Так уж устроено природой: ничто так не усиливает любовь к человеку, как страх его лишиться.
Мнения ведь подсчитывают, а не взвешивают.
Молвы боятся многие, совести — кое-кто.