Илья Шевелев

Хвастовство — это не только самовосхваление, но и бравада своими горестями.
Хорошая беседа обогащает, иначе - это пустая трата времени, обедняющая душу.
Поэзия - сплав мысли и мечты, но поэзия в своем высшем проявлении - философия.
С годами одинокая женщина обретает мужские черты, а одинокий мужчина - женские.
Для одних - если свое, то не ценится, для других - все свое обретает особую ценность.
Совет - это не руководство к действию, а стимул к размышлению.
Настоенность - катализатор способностей.
В искусстве идет процесс размывания грани между красотой и уродством, интеллектом и глупостью.
Кто может быть опаснее любящей свекрови - тещи, подтачивающей советами фундамент молодой семьи.
Афоризм - это гимнастика ума и для писателя, и для читателя.
Дороги глупости и подлости порой пересекаются - руками глупости творится подлость.
Крепкая семья порой подобна мелодраме - бурные конфликты и неизменно хеппи - энд.
Счастье - это улыбка судьбы, а судьба на улыбки скупа.
Как ни мало великих писателей, еще меньше великих критиков, способных в полной мере оценить их творения.
Смелость мысли часто важнее смелости действия.
В творчестве нелогическое предшествует логическому.
Больно, когда в основе семейной ссоры - взаимная ненависть, обидно, когда ссорятся любящие друг друга люди.
Глупость камуфлируется бойкостью.
Характер зависти определяется как тем, кому завидуют, так и тем, кто завидует.
Семья - это корень жизни.
Открытость характера - частый спутник большого ума или большой глупости.
Искренность веры важнее, чем истинность веры.
Человек был бы счастливее, умей он ощущать радость так же остро, как горе.
В жизни всегда легче опуститься, чем подняться: в молодости - в переносном смысле, в старости - в прямом.
Лень — это дефицит желаниий.
Свой долг родителям дети отдают своим детям.
Радостно, когда твои дети - шаг вперед по сравнению с тобой, горько - когда шаг назад.
Приятие человека таким, какой он есть, с его привычками и взглядами - высшая мудрость семейной жизни.
Дружба - это отношение к другому, как к самому себе.
Если писатель оказывается не на уровне - это плохо прежде всего для него самого; если критик оказывается не на уровне - это плохо прежде всего для читателей.