Марк Туллий Цицерон

Плод богатства - обилие, признак обилия - довольство.
Бережливость - важный источник благосостояния.
Не быть жадным - уже богатство, не быть расточительным - доход.
Ошибаются те, которые во время благополучия думают, что навсегда избавились от невзгод.
Пусть мудрецы решатся презирать богатство.
Размеры состояния определяются не величиною доходов, а привычками и образом жизни.
Заменять богатство проворством ног.
Часто даже не полезно знать, что произойдет в будущем: ведь это несчастье - сокрушаться о том, чему нельзя помочь и не иметь последнего и, однако, всеобщего утешения - надежды.
Предвидение будущего должно опираться не на предсказания и приметы, а на мудрость.
Мы должны здраво обдумывать, что несет нам грядущий день.
Никто не может быть хорошим поэтом без душевного огня и без некоторого вдохновения - своего рода безумия. То же самое говорят Демокрит и Платон.
Удивительно, как это жрецы-прорицатели, взглянув друг на друга, могут еще удерживаться от смеха.
Только в одном случае нам нечего бояться оскорбить друга, это когда дело идет о том, чтобы высказать ему правду и таким образом доказать ему свою верность.
Можно ли сказать, что старость делает нас неспособными к делам? К каким именно? К тем, которые свойственны юношеству и требуют силы. Но разве не существует ничего, к чему был бы способен старик, что можно было бы делать при здравом уме и ослабленном теле?
Глупо быть жадным в преклонном возрасте, уподобляясь путнику, который всё увеличивает свои запасы на дорогу, всё ближе подходя к её концу.
Деньги - нерв войны.
Деньги - движщая сила войны.
Затаенная вражда опасней явной.
Когда нечем гордиться в настоящем, хвастаются вчерашними заслугами.
Что прошло, того уж нет.
Каждый человек может заблуждаться, но упорствовать в заблуждении может только глупец.
Глупости так глубоко в нас засели, что всегда что-нибудь останется; но постараемся оставить лишь самое неизбежное.
Человеку свойственно ошибаться, а глупцу - настаивать на своей ошибке.
Гнев - начало безумия.
Приятно вспоминать невзгоды, если они миловали.
Грешить никому не полагается.
Обучать есть дело долга, развлекать же - дело уважения [к слушателям].
Я больше, чем сделал, сделать не могу.
Это очевидно, что мы рождены для деятельности.
Следует осмотрительно делать то, что делаешь.