Веслав Брудзиньский

Их разделяет все: оба неверующие, но в разных богов.
Афорист — добытчик аттической соли для чужих кушаний.
Компилятор делает книги из чужих цитат; афорист сочиняет цитаты для чужих книг.
Афорист — это человек, который радуется как ре­бенок, придумав фразу, которая, по всей вероятности, была древним народным присловьем у финикийцев.
«Только я могу судить о цвете,— сказал дальто­ник,— потому что я беспристрастен».
Не то важно, кто оказал тебе услугу, а то, кого наи­более выгодно поблагодарить.
Я никогда не ударю лежачего, разве что он попыта­ется встать.
Ему было бы что сказать, если бы он столько не го­ворил.
Иногда головой не пробьешь даже бумагу.
Каждый способен на что-то великое. К сожале­нию, не каждому удалось в этом помешать.
Смена караула иногда происходит внутри часовых.
Есть люди, которые всегда идут в первых рядах; в случае успеха они объявляют себя вождями, в случае поражения — говорят, что их гнали вперед как залож­ников.
Когда бьет последний час, не время подводить стрелки.
Меньшее зло, как правило, долговечнее.
Вы говорите, из двух зол?   Тоже   мне ассорти­мент!
Ясновидящие меняют сферу приложения своего мастерства: прошлое иногда предсказать труднее, чем будущее.
Многие катастрофы случились точно по расписа­нию.
Не спеши обращать грешников прежде, чем они согрешат.
Он считал себя гуманистом, поскольку взирал на мир с сочувственным омерзением.
Любопытно: с каждым поколением дети все хуже, а родители все лучше; отсюда следует, что из все более плохих детей вырастают все более хорошие родители.
Люди растут, и долги вместе с ними.
Закон не гарантирует обеда, хотя гарантирует обе­денный перерыв.
Уж лучше буква закона, чем его цифры.
Не служи двум господам за одну зарплату.
При оглашении идейного завещания главное — степень вменяемости наследников.
Воображаемый мир приносит вполне реальные вы­годы, если заставить жить в нем других.
Что хуже: интеллигенты, пишущие для полуинтел­лигентов, или полуинтеллигенты, пишущие для интел­лигентов?
Начинающий Иуда вкладывает в свой поцелуй много искреннего чувства.
На проповеди прихожане ловят каждое слово, до­носящееся из исповедальни.
Он был бы не прочь исповедоваться в грехах, если б не тайна исповеди.