Цицерон

Речь должна вытекать и развиваться из знания предмета. Если же оратор не обнял и не изучил его, то всякое красноречие является напрасным, ребяческим усилием.
Красноречие — это еще не все: истина бывает настолько ясна, что ничто не может затмить ее.
Истинно красноречив тот, кто обыкновенные предметы выражает просто, великие — возвышенно, а средние — с умеренностью.
Чистота речи совершенствуется посредством чтения ораторов и поэтов.
Перо — лучший учитель, написанная речь лучше только продуманной.
Письмо развивает искусство владения словом.
Ораторское искусство немыслимо, если оратор не овладел в совершенстве предметом, о котором хочет говорить.
Образное изложение делает предмет речи видимым.
Человек должен научиться подчиняться самому себе и повиноваться своим решениям.
Что прилично, то достойно уважения, а что достойно уважения, то всегда прилично.
Воспоминание неволи делает свободу еще сладостнее.
Лучше умереть, чем быть рабами.
Мы истинно свободны, когда мы сохранили способность рассуждать самостоятельно, когда необходимость не заставляет нас защищать навязанные и в некотором роде предписанные нам мнения.
Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными.
Рабство — тягчайшее из всех несчастий.
Кто не стыдится, того я считаю заслуживающим не только порицания, но и наказания.
Кто однажды перешел границу скромности, тот делается постоянно и открыто бесстыжим.
Мягкость и кротость заслуживают одобрения, но с тем ограничением, чтобы применялась строгость.
Я не только досадую на свою глупость, но и стыжусь ее.
Слава есть согласная похвала хороших людей, неподкупный голос людей, правильно судящих о выдающейся добродетели.
Слава, как тень, следует за добродетелью.
Ничто так не противоречит рассудку и порядку, как случайность.
Кто уверен в себе, тому чуждо чувство страха. А так как предающийся печали испытывает также страх, то отсюда следует, что храбрость с печалью несовместима.
Нужно быть умеренным и в шутках.
Самое главное украшение — чистая совесть.
Моя спокойная совесть важнее мне, чем все пересуды.
Велико могущество совести: оно дает одинаково чувствовать, отнимая у невинного всякую боязнь и беспрестанно рисуя воображению виновника все заслуженные им наказания.
Помни, что сильные страдания завершаются смертью, слабые дают нам частые передышки, а над умеренными мы владыки.
Существуют два первоначала справедливости: никому не вредить и приносить пользу обществу.
Справедливость в вопросах доверия именуется добросовестностью.