Цицерон

Их молчание — громкий крик.
Я никогда не бываю так занят, как в часы своего досуга.
Каждому человеку свойственно заблуждаться, но упорствовать в заблуждениях свойственно только глупцу.
Я ни разу не слыхал, чтобы какой-нибудь старик позабыл, в каком месте он закопал клад.
Все желают достигнуть старости, и все обвиняют ее, когда достигают старости.
Ни один здравомыслящий человек не будет танцевать.
Алчность есть преступное желание чужого.
Если мы хотим пользоваться миром, приходится сражаться.
Нужно сделать все, чтобы не допустить вооруженной борьбы.
Когда гремит оружие, законы молчат.
Пусть оружие уступит место тоге, воинские лавры — гражданским заслугам.
Война требует быстроты.
Решать юридически, а не оружием.
Мир держит все в своих объятиях.
Мир должен быть добыт победой, а не соглашением.
Мир и согласие для побежденных полезны, для победителей только похвальны.
Мировой организм есть неразрывное целое.
Мир по своей природе не только художественное произведение, но и художник.
Самый несправедливый мир я предпочел бы самой справедливой войне.
Ничего так не следует остерегаться в старости, как лени и безделья.
Не знаю ничего прекраснее, чем умение силою слова приковывать к себе толпу слушателей, привлекать их расположение, направлять их волю куда хочешь и отвращать ее откуда хочешь.
Суди не по отдельным словам, а по их общей связи.
Множество мыслей порождает многословие.
Все ненавидят не помнящих благодеяние.
За вероломство и нравственную испорченность боги бессмертные обыкновенно сердятся и гневаются на людей.
Кто страдает, тот помнит.
На первом месте должны быть родина и родители, потом дети и вся семья, а затем остальные родственники.
Не по дому следует почитать хозяина, а дом по хозяину.
Нет места милее родного дома.
Иначе живешь с тираном, иначе с другом.